+7 (910) 4567-738
Создай свою судьбу!
“Чтобы получить прощение, я должен быть честен с самим собой и иметь сердце открытое для других”
РАСПИСАНИЕ ЗАНЯТИЙ
Ноябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
1718
19202122232425
2627282930  
НОВЫЕ ОТЗЫВЫ
09.11.2018 » takimouse
Радиоэфиры
Дорогая Инга, спасибо большое за эфир!Было очень...
03.11.2018 » Валентина
Созидательная карма - 2 уровень
Октябрь месяц прошел, как темная ночь души. Как-будто я...
03.11.2018 » Валентина
Созидательная карма - 2 уровень
Внутри все созрело для написания отзыва за...

Читать все отзывы


Главная » Публикации » 7 кругов рода » Мы травмированы нашими матерями, но компенсации не будет

Мы травмированы нашими матерями, но компенсации не будет

Разместил: Soeny
10 сентября 2017
Категория: 7 кругов рода

altРазмышления о маме: ее больше нет

Кто из нас не помнит детскую песню:

«Мама – первое слово,
Главное слово в каждой судьбе,
Мама жизнь подарила,
Мир подарила мне и тебе».

Действительно, невозможно переоценить вклад матери в жизнь своего ребенка. Почти все книги о детском развитии – это, по сути, книги о взаимодействии матерей и детей. В любой долгосрочной терапии какое-то количество терапевтических сессий посвящено ранним отношениям клиента с матерью.

Те модели, которые сложились в раннем детстве, зачастую повторяются во взрослых отношениях. Поэтому особую важность для каждого человека приобретает переосмысление этих воистину судьбоносных отношений – отношений с собственной мамой.

Я хочу поговорить о некоторых аспектах отношений с матерью, возникающих в долгосрочной терапии. Самые часто встречающиеся модели работы можно свести к некоторым типичным «шагам».

Клиент рассказывает о маме как о святой. На фоне пьющего отца или его невключенности в жизнь семьи мама делает все правильно, идеально и с глубоким смыслом. Постепенно клиент начинает больше понимать про маму, и любовь сменяется агрессией. Этапы терапии: «святая мать» - «мать – ведьма».

Клиент изначально приходит с историей «мать – ведьма».

И в том, и в другом случае мы сталкиваемся с тем, что у клиента много разных чувств по отношению к матери – злость, обида, ненависть, ярость. И наступает тот день, когда клиент сам – или при поддержке терапевта – осознает желание выразить все свои чувства матери (если она жива и доступна).

И ничего не подозревающая мать получает за все: за некупленную 30 лет назад куклу; за порванную в припадке злости одежду дочери, собиравшейся в 14 лет на свидание с 25-летним кавалером; за то, что заставила поступить в ненавидимый вуз; за то, что прочитала дневник; за то, что не развелась/развелась с отцом. Список огромен.

Клиент свято уверен в своей правоте. Действительно, его чувства и переживания настоящие, он реально обижен и зол. Ошибка в одном – той матери, к которой обращены его чувства, уже давно нет. Та мать осталась в 1965 или 1981-м году.

Это та мать – женщина из прошлого – истерично кричала, била своих детей, вела странный образ жизни, любила сына и дочь по-разному… Это ей адресованы все слова, вся та ярость, которая сдерживалась 10, 20, 30 лет.

Той матери уже нет. Сегодняшняя мать – другая женщина. Она уже, возможно, давно забыла события прошлого. Возможно, в тот момент она сама не знала, что делает: была одинока, в отчаянии, депрессии. И когда ребенок приходит и начинает предъявлять все претензии, она оказывается шокированной, обиженной, отвергнутой. Она не понимает – за что? Она старалась, она пожертвовала многим. Она была больна. Она не могла по-другому. Но взрослый ребенок не слышит – потому что ему важно наконец-то сказать матери ВСЕ.

Но легче от этого не становится. Потому что прошлое не изменить. И потому что невозможно в реальности сказать об этом ТОЙ МАТЕРИ. Поэтому, НА МОЙ ВЗГЛЯД,  лучше использовать «виртуальные» формы контакта – говорить об этом пустому стулу, заместителю в расстановках, терапевту. И только проработав все аспекты обиды и злости, можно говорить с реальной мамой.

Клиент снова стал ребенком

В терапевтическом процессе клиенты часто начинают испытывать сильнейшую злость и ярость по отношению к своей матери. Эти реакции могут касаться:

  • Прошлых событий.

 

  • Актуальных событий.

В норме злость, раздражение, ярость и другие проявления агрессии служат для восстановления границ, для сообщения, говоря словами Виктора Цоя, другому человеку: «Руки прочь, прочь от меня». И иногда деструктивные, разрушающие Я клиента отношения действительно нуждаются в трансформации.

Например, важно начать жить собственной жизнью без оглядки на маму и поиска ее одобрения – тогда агрессия как способ восстановления границ является важным терапевтическим средством.

Также при воспоминаниях о прошлом у клиента актуализируется вся та боль, обида, отчаяние, с которыми он сталкивался, будучи ребенком. И вполне естественно, когда часть его терапии посвящена проработке детства.

Но зачастую клиент годами ходит «по тем же дорогам». Нет работы – виновата мама: она в детстве полностью блокировала мою поисковую активность. Нет девушки – виновата мама: ей никогда не нравились мои подружки. Развелась с мужем – виновата мама: не предоставила в детстве хорошую модель для подражания, ругалась с отцом. Плохие отношения с собственными детьми – виновата (угадали!) мама: я воспроизвожу семейный сценарий.

Эта песня может быть вечной. Почему, спросите Вы? Да потому, что клиент в этой ситуации вновь становится ребенком. Он бесконечно ходит по кругу: проблема – регресс – Я снова ребенок – во всем виновата мама.

Мы все иногда регрессируем, и в этот состоянии опять испытываем злость и беспомощность. Для того, чтобы ПЕРЕ-ЖИТЬ все обиды и несправедливости, допущенные по отношению к клиенту в детстве, они должны проявиться и быть обсуждены и проработаны с должной глубиной. Кому-то на это нужно меньше, кому-то больше времени.

Но я часто встречаю людей с рентной, совершенно детской установкой. Такой человек ни в чем не виноват – это все мама. Но почему, спрашиваю я себя, он семь лет пробыл в гештальт-программе, прошел 243 часа личной терапии и семь спецкурсов по травме, работе с детьми, ходил на расстановки и на психодраму – и до сих пор во всем винит маму? И сама же себе отвечаю – он не хочет расти.

Он не готов принимать ту самую пресловутую ответственность за свою жизнь на себя. Ему выгодно оставаться в детской, обвиняющей позиции. Не взрослеть. Не говорить – в этом виноват я, в этом – и я, и обстоятельства. Ведь мама уже давно ни при чем ни к мировому кризису, ни к неспособности осознавать и менять свое поведение в 40 лет,  ни к… Можно долго перечислять. Но главная идея проста: клиент обвиняет во всем маму – значит, он опять регрессировал И СТАЛ МАЛЕНЬКИМ.

Что делать?

На первом этапе – слушать историю и все возникающие чувства, облегчать их выражение, контейнировать, сопереживать.

На втором этапе – расширять контекст, видеть отношения «мать – клиент» на фоне семейных, социальных отношений, находить другие коннотации и интерпретации кроме тех, что где «она была психопаткой», «чудовищем», «монстром».

На третьем – помогать дифференциации клиента от матери, «растить» его до взрослого состояния, смиряться с тем, что мать была несовершенна, но дала жизнь, как-то заботилась.

На четвертом – повзрослеть и наконец заняться актуальными проблемами – растить собственных детей, искать мужа, зарабатывать деньги, менять работу.

Чтобы стать взрослым, клиенту придется вылезти из штанишек детских обид, принять прошлое, переосмыслить его и двигаться дальше. И даже если понадобится достаточно много времени, задача клиента – повзрослеть, и так, чтобы его не «выбрасывало» в трехлетний возраст от каждого звонка мамы, чтобы он не пил валерьянку перед приходом ее в гости, чтобы не чувствовал себя каждый раз под увеличительным стеклом при общении с ней.

Мама – это человек. И клиент – это человек. Он ходит на терапию как раз для того, чтобы повзрослеть, и его задача – не изменить маму, а измениться самому.

НАКОНЕЦ-ТО ВЫРАСТИ.

Какая из мам твоя?

Когда клиент говорит о маме, у терапевта возникает иллюзия, что он точно знает, о чем идет речь. Такая же иллюзия существует и у клиента. Однако и тот, и другой могут искренне заблуждаться на этот счет.

Очевидно, что мама – одна-единственная. И при этом каждая мама одновременно представлена легионом различных своих и чужих ипостасей. И не всегда понятно, о какой именно маме идет речь в данный момент времени.

Мы уже обсуждали, что есть мама – человек, реально присутствующий в жизни клиента. И эта самая мама делает что-то, что вызывает много переживаний у клиента. Например, звонит ему каждое утро в 7 часов – даже в воскресенье, хотя он просит этого не делать, а телефон отключить не может из-за работы. Или ругает его, как ребенка. Или вмешивается в отношения с внуками. В общем, многое из того, что происходит в жизни  клиента, связано с вполне реальной мамой и ее продолжающимися злокозненными действиями или партизанскими вылазками на территорию клиента.

Но иногда бывает, что ее нет – она умерла, или находится в приюте для пожилых людей вместе со стариком Альцгеймером, или вежливо общается и приходит только после предварительного звонка. То есть с клиентом в реальной жизни либо никак не взаимодействует, либо взаимодействует весьма и весьма прилично. И тогда на что жалуется клиент? О чем он?

Ах да – о материнском имаго, о том образе, который сохранился с давних лет. Но мы то знаем, в какие причудливые игры разума мы играем каждый день со своим прошлым. И тогда терапевт имеет дело с воспоминаниями – тщательно отретушированными многолетними волнами океана памяти.

То есть правильнее, исследуя эти воспоминания, периодически отвечать на вопросы: «Почему эта тема актуализировалсь здесь-и-сейчас?», «Что клиент думает и чувствует сегодня в связи с событиями из прошлого?» и т.п.

Эта тема может всплыть потому, что он не способен напрямую сказать терапевту о своей злости и неудовлетворенности терапевтическими отношениями. И вместо обсуждения происходящего на сессии и всех своих переносных реакций в адрес терапевта он вновь и вновь охотно говорит о маме. Опытного терапевта на мякине не проведешь, и он либо сразу, либо через полгода обязательно задаст клиенту вопрос: «А как то, что было у Вас с мамой, проявляется в наших отношениях?»

Мы знаем, что терапевт во время терапии достаточно регулярно на время «превращается в маму» - то в добрую и хорошую, то в злую и плохую. И иногда одновременно и в хорошую, и в плохую. Амбивалентность!

Но откуда клиент узнал о «хорошей» и «плохой» маме? Правильно, «наелся интроектов» – чужих идей, убеждений, мнений. Так, еще в 50-е считалось, что маленьких детей не стоит долго держать на руках – покормили – и в люлю. Плачет – легкие развивает. На деревню к дедушке- бабушке до школы отдали – скажи спасибо, что не в круглосуточные ясли.

Но парадигма изменилась. Опыты на обезьянках, теория привязанности, страшные книги о матерях-ведьмах сделали свое дело. И теперь клиент зачастую сравнивает свою маму с идеальной – которая в голливудских фильмах и книжках или у соседа Пети – и говорит себе: моя была просто ужасна.

Или сравнивает с ужасной – которая в голливудских фильмах и книжках или у соседа Пети – и говорит себе: моя была просто прекрасна. То есть присутствуют прекрасная (идеал), ужасная (антиидеал) и сохраненная в памяти ксерокопированная мать, которые бесконечно тасуются между собой, как карты, не являющиеся территорией. И какая карта выпадет на терапевтическом сеансе – никогда не узнаешь заранее.

А иногда клиент «жульничает». Не специально. Просто ему очень нужна поддержка, а он может ее получить, только если очень бедненький и несчастненький. Или в жизни много проблем. Или просто плохо. Но Вы, уважаемые читатели, уже давно поняли, кто во всем виноват. И тогда на всех картах один портрет – злая ведьма.

Искушенный читатель возразит – а если оно так и есть? Если мать была исчадием ада? Избивала ребенка? Пила беспробудно? Отправляла воровать? Заставляла спать с сожителем?

Да, и такое случается. Иногда мы имеем дело с серьезной травматизацией клиента – и физической, и психической. И тогда это – особая работа по восстановлению целостности переживаний, образа Я и образа мира. Но здесь я не беру эти крайние случаи.

Я говорю о среднестатистической, обычной матери, которая иногда кричала, иногда наказывала, иногда любила, иногда говорила, что не любит. И очень эмоционально – типа «Зря я тогда не сделала аборт!»

Но ведь не сделала. Хотя могла. И слова совершенно дурацкие произносила, и вела себя не совсем разумно – мы-то уже сейчас это понимаем… И хорошо, что понимаем и можем это обсудить с терапевтом.

Потому что есть еще одна мать – это ВЕЛИКАЯ И УЖАСНАЯ МАТЬ, или даже сам АРХЕТИП ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ.

Это мать, дающая жизнь. Мать-матка, плодородная, щедрая, заботливая. Мать, живущая для того, чтобы отдавать, заботиться, любить.

И мать, забирающая жизнь. Мать-сыра земля, беспощадная и одинаково относящаяся ко всем. Это мать-смерть, которая косит свой урожай.

Эти ипостаси тоже могут актуализироваться во время терапии. Вот возникла великая мать, и клиент жалуется, что она могла дать (денег… любовь… поддержку… совет), но не дала, потому что пожалела. Всемогущая мать – потому что у клиента есть иллюзия: она все могла и все знала, но не подсказала, не помогла, не дала, не спасла…

И тут же мать ужасная – ждет моей смерти, ненавидит, пьет кровь, травит душу.

А теперь представьте, что это исчадие ада – тощая старушка 85-ти лет, путающая дни недели и забывающая имена. Есть ли шанс увидеть ее такую, как она есть – реальную? Пока она не ушла навсегда? В ту самую сырую землю или в тот мир, где у людей другая реальность.

Клиент приходит к нам с историей. С нарративом. И там много матерей. Там его родная мать, бабушки – матери, воспитательницы детского сада, матери друзей. Матери из масс-медиа. Архетипическая мать (тоже не одна). Шизофреногенная мать (мифическая, но все же!). Мертвая мать (которая сама травмирована). Очень-даже-живая-и-активная мать, называемая в простонародье гипреопекающей.

И, конечно же, мать-терапевт, кормящая клиента своими интерпретациями (даже если терапевт - мужчина). Поэтому иногда важно понять, к какой матери обращены послания? Какой матери не хватило и не хватает сейчас? Какая мать была «в избытке»?

И так – от целостности через деконструкцию на элементы – мы с клиентом медленно движемся к новому гештальту, к новому нарративу. Мы не принимаем на веру слово "мать", потому что никогда точно не знаем, какая из них сейчас нужна клиенту, и поэтому он снова и снова вспоминает о ней. Мы просто очень медленно движемся, пробираясь сквозь чащу разных материнских ролей и ипостасей, к объединению всех матерей в целостный образ. К разъединению всех спутанных образов для того, чтобы найти свою настоящую маму.

Маму, которая, несмотря ни на что, дала жизнь.

У мамы тоже была мама

Многие люди не любят искать причинно-следственные связи. Дескать, как есть – так есть, да и не изменишь теперь то прошлое, которое у тебя было. Действительно, есть факты из жизни каждого, которые никак не превратишь во что-то другое. Но их можно ПОНЯТЬ.

Одной из важнейших историй нашей жизни, нуждающейся в понимании каждого из нас, является история жизни нашей матери. И прежде всего – ее отношения с собственной мамой и семьей.

Попробуйте ответить на несколько вопросов:

  • В каком году на свет появилась Ваша мать?
  • Каким по счету ребенком она была в семье?
  • Как к ее появлению на свет относились ее родители?
  • В каких условиях жили ее родители?
  • Что за время было в жизни страны?
  • Какими людьми были ее отец и мать?
  • Были ли у родителей после нее дети?
  • Была семья бедной, средней или богатой?
  • Любила ли Вашу маму ее собственная мать?
  • Какой она была в детстве? О чем мечтала?
  • Как она училась в школе?
  • Смогла ли она получить то образование, которое хотела?
  • Были ли у нее в жизни по-настоящему близкие люди?

Эти и многие другие вопросы помогут расширить фокус восприятия, понять, что Ваша мама, как и Вы – «продукт» множества разных отношений, условий, обстоятельств. Она не сразу стала такой, какой Вы ее знаете. Ее детство, ее родители, школа, окружение, ожидания и чаяния, надежды и мечты – все «по капле» формировало ее личность, ее взгляды, ее представления.

Когда-то она была другой – наивной маленькой девочкой, которой хотелось тепла и заботы; робким подростком, не уверенным в своей внешности; девушкой, которая ждала любви. И что-то получалось, что-то – не очень.

Возможно, в ее жизни были взлеты и падения. Возможно, где-то произошел надлом: пьющий отец или муж, насилие, хроническое пренебрежение или отвержение, бедность, неуверенность, одиночество. Со временем она стала такой, какой Вы ее знаете и помните. Но она – не монстр, не злокозненная ведьма, не исчадие ада. Но в ее жизни были травмы и потери, смерти и разлуки, предательства и обманы. Так случилось - и она изменилась.

Она – всего лишь человек со своей жизненной историей. И от того, были ли в ее жизни те, кто утешал ее, когда она плакала; протягивал ей руку помощи, когда она в этом нуждалась; заботился и опекал, когда ей было страшно и одиноко; поддерживал, когда она сама не справлялась – зависит, умеет ли она делать то же самое для Вас.

Иногда, погружаясь слой за слоем в семейную историю, мы видим целый сонм матерей, не способных дать своим детям то, в чем они нуждаются, потому что сами этого не получили. Мама, бабушка, прабабушка – они стоят друг у друга за спиной, счастливые или несчастные, сильные или надломленные, радующиеся или скорбящие.

От поколения к поколению они передают через общение с собственным ребенком опыт своего общения с матерью. И, возможно, Вы – то самое звено, которое остановит поток боли, агрессии, отвержения, сверхвключенности, контроля.

Остановит через эмоциональное сопереживание собственной матери и понимание, что ей тоже было нелегко.

Найдите старый альбом с фотографиями. Посмотрите в глаза своей мамы. Какой она была тогда – до того, как Вы появились на свет? Посмотрите в эти глаза так, будто Вы встретились с ней в реальности. Мысленно спросите ее о том, что для Вас важно. И, закрывая альбом, скажите только одно: «Я ничего о тебе не знаю, мамочка».

Компенсации не будет

У каждого из нас в жизни наступает момент, когда мы понимаем, что травмированы нашими матерями. И эти травмы у кого-то давно превратились в небольшие аккуратные шрамы, у кого-то - кровоточат по сегодняшний день. Кто-то справился самостоятельно, кто-то обратился за помощью к психологу. Как бы Вы не обходились со старыми травмами, важно понять простую вещь: компенсации не будет.

В детстве всем нам читали сказочные истории, в которых торжествовала справедливость. И мы верили в них. Верили, что если мы будем держать спину ровно, есть манную кашу, вежливо разговаривать со взрослыми, делать уроки, то все будет хорошо, и награда найдет своего героя. Но жизнь далека от сказки, где за страдания Золушка получает в мужья Принца, Белоснежка оживает, Аленушку вытаскивают со дна речки, а злая мачеха или ведьма наказаны.

Реальность жестока. Как писал Терри Пратчетт, " ВОЗЬМИ ВСЕЛЕННУЮ, РАЗОТРИ ЕЕ В МЕЛЬЧАЙШИЙ ПОРОШОК, ПРОСЕЙ ЧЕРЕЗ САМОЕ МАЛЕНЬКОЕ СИТО И ПОКАЖИ МНЕ АТОМ СПРАВЕДЛИВОСТИ ИЛИ МОЛЕКУЛУ ЖАЛОСТИ". Но, к сожалению, идея справедливости прочно засела в наших головах, как и идея о том, что зло будет наказано, правда восторжествует, и мама наконец-то поймет, что натворила. Печаль в том, что это - утопия :(

Взросление связано и с тем что мы начинаем понимать: не все наши мечты и желания сбываются. И красивая картинка, где мама, склонив голову, просит прощения за то, что сделала, остается почти всегда только продуктом нашего воображения.

Мы - те люди, которые жаждут получить любовь, признание, извинения. И мы -  те же самые люди, которые отвечают за этот процесс. Через боль и разочарования, через страдания и надежду мы прозреваем - через год или 20 лет терапии, самоанализа, копания в книгах и чужих душах.

Мы прозреваем и понимаем - мама не придет. Она не извинится. Она не поцелует и не скажет: все будет хорошо. Не посадит на колени. Не скажет: "Я горжусь тобой". Не принесет конфет. Не заплачет над нашей судьбой. Не признает свои ошибки.

Этого не будет.

И только пережив всю глубину разочарования, попробовав в стотысячапервый раз поговорить с ней и оставив надежду, мы наконец поворачиваемся лицом к своей жизни. Мы ищем людей, которые будут относится к нам более бережно и нежно, чем мама. Людей, которые способны просить прощения и компенсировать нашу боль. Людей, которые остаются рядом, несмотря на нашу обиду и злость.  

И мы меняемся вместе с этими людьми, становимся мудрее, понимаем, что Вселенная с безразличием взирает на нас и наши отношения. И цена за это взросление - отказ от волшебной идеи компенсации, отказ от идеи балансов "давать - брать". Мы ничего не получим за страдания, никто их не конвертирует в Принца, деньги или любовь.

Никто, кроме нас самих.

Автор: Наталья Олифирович

Проработать эти проблемы можно на  "Материнская травма"


Просмотров: 259


Для группы Гости добавление комментариев недоступно!
Типы тренингов Расписание/Запись
Галерея Статьи
Новости
Наш форум О центре
МЫ В СОЦСЕТЯХ И БЛОГАХ
2018. Образовательный Центр Esolang. Все права защищены
Создание сайта: студия ArtNewTime.com
Москва, ул. Академика Королева, д.13 , офис 626
+7 (910) 4567-738
2001inga@mail.ru